Иван Константинович Айвазовский. К 200-летию со дня рождения

Моря пламенный поэт

Специальный проект
Чёрное море. И.К. Айвазовский. 1881 год

2017 год — год 200-летия со дня рождения выдающегося «певца моря»

Он вошел в историю мирового искусства как талантливый, влюбленный в море, маринист-романтик, мастер русского классического пейзажа, передающий на полотне всю красоту и мощь морской стихии, остановленной на мгновение рукой этого великого мастера. Вся его жизнь и творчество неразрывно связаны с Феодосией. Иван Константинович Айвазовский — всемирно известный русский художник-маринист, баталист, коллекционер, выдающийся общественный деятель, замечательный «народный дипломат», превосходный архитектор, щедрый меценат и виртуозный скрипач. О жизни и творчестве, о любви к морю и к своему родному городу к 200-летию со дня рождения великого сына крымской земли и главного художника-мариниста Российской империи в специальном проекте «Моря пламенный поэт. Иван Константинович Айвазовский».

Рождение гения

Имя прославленного художника-мариниста Ивана Константиновича Айвазовского известно во всем мире. Среди художников маринистической живописи всех времен и народов никому до сих пор так и не удалось возвыситься до восприятия морской стихии как грандиозного, величественно-спокойного или грозно-могущественного явления, и передать через полотно жизнь моря во всей его капризной изменчивости и многообразии, его величественную силу и притягательное очарование, как это сделал Айвазовский. Никто не ощутил неуловимый ритм движения морских волн, не передал пульсацию морского прибоя так, как Айвазовский. Неудивительно, что слава и признание пришли к нему еще в молодости.

Будучи еще ребенком Иван Айвазовский влюбился в морские просторы крымского побережья. Его бурное романтическое воображение рисовало ночные штормы, морские катастрофы, кораблекрушения, бескрайние водные просторы и борьбу людей с разбушевавшейся стихией. Эти яркие образы нашли свое отражение в его творчестве. Айвазовский стал единственным художником русской школы, посвятившим весь свой неординарный талант маринистической живописи.

За свою долгую и счастливую жизнь Айвазовский создал более шести тысяч произведений. Этот величайший живописец ХIХ века оставил нам уникальное наследие полотен, способных привить любовь к Крыму и страсть к путешествиям любому человеку, даже тому, кто никогда не бывал на морских берегах. Во многом этот секрет таит в себе биография художника, тесно и неразрывно связанная с морем.

Родился Иван Константинович Айвазовский 17 июля 1817 года в Феодосии. Дом, в котором прошло его детство, стоял на окраине города, на небольшой возвышенности, откуда открывался великолепный вид на Черное море, крымские горы, бескрайние степи и расположившиеся на них древние курганы. С ранних лет мальчику посчастливилось видеть море в разных его настроениях, наблюдать за рыбацкими фелюгами и большими кораблями. Окружающая обстановка будила его воображение, и совсем скоро у него открылись художественные способности. Увы, семья будущего художника в те времена была очень бедной, и денег на краски, кисти и бумагу совсем не хватало, и поэтому все начиналось с рисунков углем на стенах домов. Однажды рисунки юного дарования заметил градоначальник Феодосии Казначеев, и определил будущего художника в симферопольскую гимназию. Затем Айвазовский был направлен в Императорскую Академию художеств Санкт-Петербурга.

Гений морской пучины

Иван Константинович Айвазовский писал не только марины. Среди наследия великого художника немало произведений на аллегорические и религиозные темы – иллюстрации библейских историй, а также жанровые, батальные сцены, исторические сюжеты, темы античной мифологии, виды городов, портретная живопись. Однако его мировосприятие никогда не менялось, и он оставался верен своим живописным урокам моря, с которыми подружился еще в детстве.

Айвазовский не ошибся в своем решении и никогда не жалел о своем выборе. Он смолоду чувствовал, что его призвание – морская стихия, а главное, основное в его искусстве – это изображение Черного моря и берегов родного Крыма. Айвазовский писал все моря, но Черное море занимает главное место в его творчестве, оно самое близкое его сердцу.

У Айвазовского много картин родного города. Он писал его и в ранней молодости, и в глубокой старости, и с привычного места – от древней башни на берегу моря, и с балкона своего дома, и со стороны Карантина. Есть у него и панорамные виды Феодосии, которые служили фоном для батальных или исторических композиций. Но привязанность Айвазовского к Крыму и к Черному морю можно усмотреть не только в его произведениях, изображающих Феодосию. Если бы можно было расположить все его крымские картины в определенной географической последовательности, то, не выходя из выставочных залов, можно было бы совершить своеобразное и очень поучительное путешествие вдоль берегов всего полуострова.

Больше всего художнику, конечно, полюбилась Ялта, виды которой он писал в течение всей своей жизни. Издавна Ялта считается одним из самых красивых мест, и недаром ее прозвали жемчужиной Крыма. Южный берег Крыма всегда привлекал художников, а Айвазовский был первым пропагандистом красот крымской природы, и по его картинам русское общество впервые познакомилось с этим удивительным краем.

Творчество Ивана Константиновича Айвазовского – своего рода морская энциклопедия. Из нее можно в деталях узнать о любом состоянии, в каком пребывает водная стихия – будь то штиль, легкое волнение, или шторм, или даже целая буря, производящая впечатление вселенской катастрофы. В ней же можно увидеть эту стихию в любую пору суток и в любое время года.

Айвазовский всегда стремился к правдивому изображению природы. Изображая самые невероятные, казалось бы, эффекты освещения или состояния природы, он не выходил за пределы реальности. В его картинах нет никаких элементов фантастики. Работая над картиной, он всегда стремился к правдивой передаче своих впечатлений, к «безусловной художественной правде».

В своем искусстве великий художник никогда не сомневался. В процессе своей работы он всегда был уверен, что его лучшая картина – это та, над которой он работает в настоящий момент. А когда художника спрашивали, какие картины он считает лучшими, он отвечал, что выбрать не может, в каждой есть что-то удачное, но вполне они его не удовлетворяют, потому он и продолжает писать, чтобы исправить прежние недостатки. Искусство Айвазовского, помимо его высоких живописных достоинств, таит в себе еще и познавательные ценности, что нам особенно дорого.

Гармония сражений и морские победы России в работах великого живописца

Батальные сцены занимают значительное место в творчестве Ивана Константиновича Айвазовского. Еще со времен Петра Великого море для Российской империи было окном в Европу и залогом будущего развития, и потому – одним из важнейших полей сражений. И в лице Айвазовского государство нашло себе отличного певца своих побед. Императорская Академия художеств удостоила своего бывшего ученика званием академика, а вскоре последовало распоряжение Министерства Императорского двора о причислении его к этому ведомству со званием «первого живописца» Главного морского штаба «с правом носить мундир Морского Министерства». Айвазовский был награжден многочисленными орденами и дослужился до чина действительного тайного советника, что соответствовало чинам полного генерала и адмирала в иерархии воинских званий Российской империи. Он стал единственным российским художником, который так высоко продвинулся в Табеле о рангах гражданских чинов, и подняться выше по службе человеку нецарских кровей было уже невозможно. Различных наград и почетных званий у Айвазовского к концу жизни было уже столько, что он не мог их даже перечислить.

Иван Константинович действительно был летописцем и певцом русской морской славы, и это неоднократно отмечали как командиры кораблей, так и высшее морское командование флота, где его любили и глубоко уважали. Дружба Айвазовского с российским морским флотом не прерывалась в течение всей жизни художника. Он близок был с известными русскими флотоводцами М.П. Лазаревым, П.С. Нахимовым, В.А. Корниловым. Как живописец Главного морского штаба, Айвазовский принимал участие в ряде военных кампаний, в том числе в Крымской войне 1853–1856 годов, создав немало патетических батальных полотен.

Севастопольская эпопея занимает совершенно особое место в творчестве великого художника. Айвазовский написал много интересных картин, посвященных обороне Севастополя. И по праву в русской батальной маринистической живописи Айвазовскому принадлежит главное место как по количеству его работ, так и по высокому качеству их выполнения. Изображая морские сражения, он и сам любовался живописными образами, возникавшими на холсте. Художник был очарован русским флотом. Батальные картины Айвазовского не только правдиво изображали морские битвы, ему как патриоту были близки и дороги русские моряки. Его патриотическая направленность в искусстве доносит до нас в ярких живописных образах летопись славных подвигов русских моряков и рассказывает о героических традициях Военно-Морского Флота.

Пушкинистика Айвазовского

Айвазовский крайне редко изменял своей любимой теме — водной стихии, перед которой человек чаще всего бессилен, и поэтому люди на картинах великого художника, как правило, гибнут. И только за Александром Сергеевичем Пушкиным, который из раза в раз появлялся в работах великого мастера, художник признает могущество общаться с безудержным морем на равных. Этому сюжету Иван Константинович посвятил около двух десятков картин и рисунков. Конечно, он не писал поэта с натуры. Но в отличие от многих других авторов живописной пушкинианы, Айвазовский был с ним знаком.

Хотя большую часть своей жизни Айвазовский и прожил в Феодосии, он был знаком со многими выдающимися людьми своего времени. Так, еще в ученические годы, на выставке в Античной галерее, он был представлен Александру Сергеевичу Пушкину. Однако, знакомство с Пушкиным оказалось мимолетным. Вскоре поэт был смертельно ранен на дуэли. На Ивана Айвазовского, которому было тогда всего 19 лет, как и на большинство его современников, это произвело глубочайшее впечатление. Поэзия Пушкина оставила глубокий след в искусстве Айвазовского. Более чем кому-либо из современников Пушкина, Айвазовскому был близок, понятен и дорог поэтический образ Крыма — этого волшебного края, воспетого великим поэтом. Это была родная ему природа, близкая ему морская стихия. В русской живописи нет другого художника, творчество которого было бы так тесно связано с образами, созданными Александром Сергеевичем Пушкиным.

Айвазовскому, тогда еще ученику Академии художеств, на всю жизнь запомнилось доброе пушкинское напутствие: «Работайте, работайте, молодой человек, — это главное». Он и работал, всю свою жизнь, до глубокой старости. Из написанных им шести тысяч картин лишь одна осталась незавершенной, та, которую он писал в свой последний день.

Отец Феодосии

Во всем мире Иван Константинович Айвазовский известен как гениальный художник-маринист, оставивший после себя огромное наследие и оказавший влияние как на своих современников, так и на последователей в этом виде живописи. Однако это только одна из граней его творческой личности и далеко не полный перечень всех его талантов.

Деятельность Айвазовского была разносторонней. Иван Константинович очень любил путешествовать. Заграничный паспорт художника представляет собой тетрадь в сорок шесть страниц и прилагающийся к ней лист длиной в полметра, заполненные многочисленными печатями и штампами о пересечении границы. За свою долгую жизнь Иван Константинович объездил почти весь мир и прославился как превосходный «народный дипломат», представляя российское искусство в мире.

Особенно Иван Константинович почитаем в своем родном городе – в Феодосии. На протяжении всей жизни Айвазовский жертвовал свои сбережения на развитие родного края. Имея возможность жить и работать в Санкт-Петербурге и Москве, остаться в любой европейской стране, он связал свою жизнь с родной ему провинциальной Феодосией. Айвазовский верил в большие возможности города.

Ивана Константиновича Айвазовского по праву называют «отцом Феодосии». Он был инициатором многих преобразований в городе. Благодаря его усилиям, в городе появились картинная галерея, городская библиотека и художественное училище, концертный зал и клуб, были построены железная дорога Джанкой – Феодосия и самый большой в Крыму морской торговый порт. Кроме этого, Айвазовский обратился в Городскую думу Феодосии с письмом о том, что дарит в вечную собственность населению родного города 50 тысяч ведер в сутки чистой воды из принадлежащего ему Субашского источника, который находился на территории имения семьи Айвазовских Шах-Мамай (ныне село Айвазовское). В честь окончания строительства Субашского водопровода, на Ново-Базарной площади состоялось открытие построенного за средства и по проекту художника фонтана, исполненного в восточном стиле в виде каменной прямоугольной призмы, покрытой шатровой деревянной крышей с ажурным карнизом, ставшего точной копией фонтана в Константинополе.

Изначально планировалось назвать фонтан именем императора Александра III. На закладной плите сооружения даже выбили соответствующую надпись. Однако учитывая огромную роль Ивана Константиновича в реализации этого проекта, Высочайшим Указом фонтану было присвоено имя Айвазовского. И сейчас, сохраненный временем, он носит имя своего создателя и напоминает о его благом деле.

Спустя два года благодарные феодосийцы в ознаменование щедрого дара установили на городском бульваре фонтан-памятник «Доброму гению». На пьедестале возвышалась изящная бронзовая скульптура женщины, в руках у которой - раковина. Вода из раковины струилась в каменную чашу, а из нее попадала в бассейн. Рядом расположили увенчанную лаврами палитру с названием фонтана. Феодосийские старожилы рассказывали, что в бронзовой фигуре узнавалась Анна Никитична, жена великого мариниста: дело в том, что официальным дарителем была именно она. Уже в советские годы скульптура была перенесена с бульвара в городской сад к генуэзской башне св. Константина. В годы Великой Отечественной войны фонтан был разрушен. Восстановленный в 2004 году, он вновь стал достопримечательностью старинного города. Новый памятник отличается от прежнего колоннадой и надписью: «Великому Айвазовскому и ученикам его - благодарная Феодосия».

Феодосия – древний город. Здесь сохранились крепостные стены и башни, древние церкви и мечети XIV–XVII веков. Но памятников более древних культур и античной эпохи на территории Феодосии долгое время не было обнаружено, хотя исторические документы ясно говорили о том, что здесь в V–IV вв. до н. э. стоял большой, богатый греческий город, который вел обширную торговлю с Афинами. Среди русских археологов и ученых длительное время шел спор о том, где же находилась античная Феодосия. Иван Константинович не мог остаться в стороне от этого спора, и обратился в Министерство уделов с просьбой разрешить ему проводить археологические раскопки. Получив разрешение, летом 1853 года он приступил к большим работам. В окрестностях Феодосии Айвазовский раскопал 80 курганов. Находки в одном из них по художественно-научному значению превзошли все ожидания. В курганном погребении на мысе Ильи было найдено большое количество ювелирных золотых украшений тончайшей работы, выполненных античными мастерами IV века до н.э. Эти находки являются одним из наиболее замечательных изделий античных мастеров в особой кладовой Государственного Эрмитажа.

Иван Константинович Айвазовский проводил археологические раскопки, давшие науке исключительные по научной значимости и художественной ценности находки, а несколько позднее на собственные средства построил здание для историко-археологического музея. Возвышалось оно на горе Митридат, у подножия которой находился дом, где художник родился и вырос. Айвазовский очень тонко уловил, в каком стиле здесь, на вершине горы, необходимо возвести строение, чтобы оно стало архитектурной доминантой города. Внешне музей напоминал колоннаду афинского Акрополя, словно возвращяя феодосийцев во времена основания древнего города. К сожалению, здание в период Великой Отечественной войны было разрушено.

Будучи крупным благотворителем, Иван Константинович Айвазовский немалую долю своих средств жертвовал армянской общине города и простым горожанам. Доброе отношение Айвазовского к людям в нужде отразилось еще в том, что он всегда весь сбор с выставок своих картин передавал, как говорили тогда, «на благотворительные цели». Он был и попечителем многих феодосийских учебных заведений, выделяя на помощь неимущим ученикам и нуждающимся учителям большие денежные суммы.

Иван Константинович действительно был в лучшем смысле этих слов «отцом города». Старожилы говорят, что он стал крестным отцом чуть ли не половины новорожденных детей Феодосии. Причем каждому он выделял частицу из своих солидных доходов. В подтверждение этому сохранились многочисленные документы, которые свидетельствуют о том, что Айвазовский всегда проявлял заботу о нуждах беднейших слоев населения Феодосии и окрестных деревень. Поэтому его любили и уважали, как человека бескорыстного, отдающего всю свою жизнь служению родному городу.

Вилла Маэстро

Слава Айвазовского на протяжении многих лет как бы освещает Феодосию, и этот город немыслим без его дома. Миллионы людей побывали в нем и создали всенародную известность имени Айвазовского и его искусству.

Изначально дом Ивана Константиновича строился для себя и своей семьи по образу и подобию итальянских вилл эпохи Ренессанса по проекту самого художника. Гости, которые приезжали к Айвазовскому, да и сами феодосийцы называли его дом не иначе как «вилла Маэстро». Этому названию соответствовала не только личность хозяина дома, но и внешнее и внутреннее убранство дома. Двери его дома ежедневно были широко и гостеприимно распахнуты для гостей.

Первая экспозиция в доме художника была открыта в 1845 году и состояла из 49 работ. А спустя 35 лет Айвазовский открыл в своем доме большой выставочный зал, выстроенный специально под картинную галерею. К этому времени в России только два подобных учреждения были открыты для всеобщего доступа: Эрмитаж в Санкт-Петербурге и Румянцевский музей в Москве. В этом галерея Айвазовского опередила и Русский музей, и Третьяковскую галерею. И сегодня замечательные полотна Айвазовского украшают многие музеи мира, но поистине сокровищницей его творений всегда была и остается картинная галерея в Феодосии.

На втором этаже дома по фасаду, выходящему к морю, расположены три парадных зала, предназначенных для приемов. Во двор обращены небольшие жилые комнаты и помещения для гостей. На нижнем этаже расположены столовая, буфетная и ряд других помещений. Непосредственно к жилым комнатам примыкала мастерская. Это была большая неправильной формы комната с высоким окном, выходившим на пустынный двор. Все посетители мастерской отмечали простоту обстановки. Такой она выглядит и на старинной фотографии. Мастерская была почти пуста: посредине стоял небольшой мольберт, у мольберта невысокий стул, под окном – простой сосновый столик для красок и кистей. Справа от окна – шкаф для хранения материалов. Стены мастерской были выкрашены в красный цвет. Этот цвет хорошо оттенял голубые, зеленые и серые тона марин Айвазовского. Художник объяснял простоту обстановки своей мастерской тем, что он работал по воображению и не любил, чтобы что-нибудь рассеивало его внимание.

Иван Константинович Айвазовский написал более шести тысяч картин. Многие полотна он писал с натуры, однако истинным мастерством художник считал умение творить шедевры по памяти. У него еще смолоду сложился свой взгляд на творчество, а отсюда и своя система, свой метод работы. «Живописец, только копирующий природу, – говорил он, – становится ее рабом, связанным по рукам и ногам. Человек, не одарённый памятью, сохраняющей впечатления живой природы, может быть отличным копировальщиком, живым фотографическим аппаратом, но истинным художником – никогда. Движения живых стихий неуловимы для кисти: писать молнию, порыв ветра, всплеск волны – немыслимо с натуры».

Излюбленным местом отдыха и творческих размышлений художника являлся балкон его дома, где он проводил свой досуг и наблюдал море. На балконе в нишах и на кронштейнах установлены мраморные и керамиковые статуи. Пол балкона устлан мраморными плитами. У парапета стоит круглый столик, на нем – лист бумаги и карандаш, у стола – стул. Будто художник только что работал на этом месте, любуясь Феодосийской бухтой и городом, залитым лунным светом, и на минуту просто вышел.

Иван Константинович Айвазовский оставил о себе добрую память, а живописная традиция, заложенная им, жива и плодотворна и сегодня. Свою мастерскую он превратил в школу живописи для талантливой молодежи целого края, куда стекались молодые художники, решившие посвятить свое искусство изображению моря. В результате Феодосия стала очагом маринистической живописи и крупным центром русского искусства, а созданная им картинная галерея является уникальным музеем.

Здание картинной галереи в городе Феодосии со всеми в ней картинами, статуями и другими произведениями искусства, находящимися в этой галерее, согласно завещанию великого живописца, стали достоянием и гордостью его родного города. Феодосийская картинная галерея имени Айвазовского знаменита не только самым большим в мире собранием работ художника, она стала еще и первым на территории Российской империи музеем одного художника.

В советское время, к 50-летию открытия картинной галереи, у главного фасада дома, где раньше был разбит небольшой сад, стараниями директора галереи был воздвигнут отлитый в бронзе памятник Айвазовскому, на постаменте которого лаконичная надпись: «Феодосия – Айвазовскому». В эту короткую фразу благодарные потомки вместили большое чувство восхищения, гордости и глубокого уважения к великому живописцу и первому почетному гражданину Феодосии, много сделавшему для культурного и экономического развития города.

Свою родину, маленькую Феодосию, Айвазовский очень любил, а местные обыватели платили ему тем же, гордились им. И мало того, что он сам любил свой город, так он еще и обладал удивительной способностью вливать это же чувство в сердца приезжих. Своим вдохновляющим примером беззаветной любви к морю, к родному городу и Крыму в целом, а также огромным творческим трудом, Айвазовский сумел привить глубокую любовь к родной земле.

Последний морской пейзаж

Утром 18 апреля художник привычно устроился за мольбертом в своей мастерской. На подрамнике небольшого размера был натянут чистый холст. Айвазовский решил осуществить свое давнее желание – еще раз показать один из эпизодов греко-турецкой войны. В центральной части картины он изобразил корабль, объятый пламенем и клубами дыма. Для завершения полотна ему было необходимо еще несколько часов. Этим художник планировал заняться на следующий день. После обеда он совершил обычную прогулку, до позднего вечера был в гостях. Но шедевру суждено было остаться незавершенным. Глубокой ночью во сне, в возрасте 82 лет, внезапная смерть оборвала жизнь живописца морей, сердце художника Главного морского штаба, адмирала Ивана Константиновича Айвазовского остановилось навсегда. Незаконченная картина «Взрыв корабля» так и осталась на мольберте.

Взрыв корабля. И.К. Айвазовский. 1900 год

На рассвете 19 апреля 1900 года весть о смерти Айвазовского разнеслась по всей Феодосии. О том, что умер великий русский маринист, тут же сообщили все крупные газеты России. Осознание же того, что ушел из жизни «отец города», почетный гражданин, патриот, равного которому в истории Феодосии не было, пришло несколько позже. Три дня феодосийские храмы колокольным звоном оплакивали уход Ивана Константиновича Айвазовского. Большой зал картинной галереи, где проходило прощание с художником, был заполнен множеством погребальных венков. Три дня в картинную галерею шел народ, чтобы почтить память Айвазовского. Проводили в последний путь и похоронили великого живописца 22 апреля в родной ему Феодосии, на территории средневековой армянской церкви Сурб Саркис. Доброго гения города провожала вся Феодосия. Многотысячная траурная процессия протянулась от дома Айвазовского до самой церкви, в ограде которой состоялось погребение. Траурными вуалями были покрыты фонари на близлежащих улицах, а сама дорога была усыпана цветами. Общий порыв энтузиазма оказался столь велик, что войска не могли остаться в стороне: в честь художника салютовала Черноморская эскадра - факт, по тем временам исключительный.

Построенная в 1330 году церковь Сурб Саркис являлась городским центром армянской культуры и образования в XIV-XVI веках. При церкви действовал один из самых больших на то время армянских скрипториев (мастерских по переписке рукописей), развивалось искусство книжной миниатюры и гравюры. Связь Армянской апостольской церкви с жизнью и творчеством Ивана Айвазовского в целом была очень тесной и сопровождала художника всю его жизнь. Стены этого храма помнят наиболее значимые события в жизни знаменитого художника. Здесь Айвазовский принял крещение, здесь же венчался, вступая в брак со своей женой. Для армянских церквей Святого Сергия и Святого Георгия Иван Константинович писал иконы, которые сегодня находятся в экспозиции Феодосийской картинной галереи. Кроме того, Айвазовский активно жертвовал собственные средства на восстановление храма святого Сергия после случившегося здесь в 1888 году пожара, а по завещанию художника церковь и приходская школа получили значительную по тем временам сумму.

Главный храм в жизни Айвазовского

С церковью Сурб-Саркис связаны важные события жизни художника-мариниста Ивана Константиновича Айвазовского. Здесь он принял крещение. Здесь же венчался, вступая в брак со своей женой. А в 1900 году в этом храме состоялось отпевание художника

Заглянуть в храм

Спустя три года после смерти Ивана Константиновича Айвазовского, вдова художника Анна Никитична установила мраморное надгробие в форме саркофага, выполненного из цельного блока белого мрамора. С обоих сторон памятника выгравированы надписи: с одной стороны – «Профессоръ Иванъ Константиновiчъ Айвазовскiй. 1817-1900», с другой – символическая эпитафия на древнеармянском языке, которая переводится как «Рожденный смертным оставил по себе бессмертную память». И эта память теперь благодарно живет в веках.